не лги

netesov


ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРАКТИКА И НЕ ТОЛЬКО

субъективная сторона


Previous Entry Забрать себе в блог / Распространить Next Entry
Стрелков в прямом эфире радиостанции Говорит Москва
ЗА МИР
netesov
Вопрос вот так звучит. Он деликатный... Вы всегда ощущали, что все, что вы делаете ради Новороссии, - это верный путь? Не было хотя бы какого-то маленького ощущения, что может быть что-то не так?

СТРЕЛКОВ: Очень сложный вопрос. Ответить на него однозначно достаточно сложно. Что я могу сказать? В целом я уверен, что, несмотря на все последствия сделанных мной поступков… Будем говорить так, я был не один, конечно. Несмотря на все эти последствия, я уверен, что мы находились и находимся на правильном пути. Вопрос заключается только в том, как будет реализовано, как будут в дальнейшем использованы наши действия.


...

СТРЕЛКОВ: Естественно, когда мы пришли в Славянск, мы ни в коем случае не рассчитывали на столь долгую войну, на столь большие жертвы среди местного населения и на столь нерешительное поведение Москвы. После Крыма у нас была эйфория. Настоящая эйфория в плане того, что Россия наконец-то начала возвращаться на свой исторический путь – тот, который для нее был предназначен, традиционен для нее. И мы рассчитывали, что тоже самое будет в Новороссии. В принципе, у нас были основания рассчитывать на это.

...

СТРЕЛКОВ: В самом начале я вообще видел ситуацию таким образом, что Новороссия – это был бы всего лишь первый шаг к освобождению Киева, к воссоединению России и Украины в единое славянское государство.

ДОРЕНКО: А почему они другие? Мы смотрим с удивлением в YouTube, как танцуют дети, притом в центре Украины, танцуют с матерными выкриками, с ненавистью, с такой счастливой ненавистью к России. Что это? Что случилось с ними?

СТРЕЛКОВ: Помнится, во время моей срочной службы в армии был такой эпизод, когда мои тогдашние «дедушки», как это принято говорить, упились вусмерть, просто вусмерть, до состояния нестояния, и ночью в казарме включили тяжелую музыку (я даже не знаю, как она толком называется, что-то типа тяжелого металла) и попытались под нее танцевать. То есть это были абсолютно обезьяньи ужимки, дикие скачки, люди не соображали, что они делали. Просто не соображали. Вот когда я смотрю на ужимки, которые происходят на Украине, а я, собственно, своими глазами наблюдал это, когда посещал в целях экскурсионных Майдан и Грушевского, вот один к одному.

ДОРЕНКО: А вы ездили до февральских событий?

СТРЕЛКОВ: Да, когда я обеспечивал безопасность принесения даров волхвов в Киево-Печерской Лавре. Соответственно, я выкроил пару часов, чтобы посетить Майдан, чтобы посетить Грушевского.

ДОРЕНКО: Замутнения сознания и я наблюдаю. Но, по вашей оценке, эти люди, у которых замутнено сознание, вернутся назад, к здравости, как мы ее понимаем, или к здравости, как ее понимает Госдеп Соединенных Штатов?

СТРЕЛКОВ: Я так понимаю, что нервное расстройство вполне свободно лечится, а иногда оно приводит к тяжелым повреждениям мозга.

ДОРЕНКО: А если мы потеряли поколение? Позвольте мне… Мы это обсуждали со слушателями. Смотрите, есть дед ветеран, ветеран войны, или прадед. Есть отец, затурканный, какими-то обычными делами, обычными, там, сям, полить на даче, ну, обычными, гараж чего-то там, вода пошла, еще чего-то. Отцу некогда. И есть дети, которых украли через лживые учебники. Их украли. Детей украли. И таким образом это не помутнение сознания временное, это навсегда украденная нация? Они никогда больше не будут братьями? Это верно?

СТРЕЛКОВ: Нет, это неверно.

ДОРЕНКО: Это неверно?

СТРЕЛКОВ: Я так полагаю, что при правильно построенной пропаганде, вернее даже контрпропаганде в наших условиях, при определенных достижениях определенной социальной справедливости, на которую люди всегда обращают внимания, при четком и правдивом в первую очередь поведении властей излечение не только возможно, оно будет в 80-90 процентах случаев просто неизбежно.

ДОРЕНКО: Люди в Донбассе. Люди в Донбассе, с которыми вы столкнулись, люди в Донбассе, которые оказались маргиналами, бандитами, не разочаровали ли они вас? Потому что донбассцы ведь тоже очень разные, есть искренние люди, искренне за русский мир, есть люди за удобства, которые… просто материальные, а есть же и банды, шайки бандюков, которые вдруг тоже… Вот у нас сейчас какие-то негодяи расстреляли ДПСовцев, патруль, оттуда.

СТРЕЛКОВ: Я в курсе ситуации.

ДОРЕНКО: Да. Можете очертить людей Донбасса? Скажем, они каковы в процентном, совсем приблизительно? Они каковы?

СТРЕЛКОВ: Я не стану оценивать в каких-либо процентах, это будет абсолютно искусственное построение. Единственное, что я могу сказать, что я достаточно обладал большим опытом, все-таки я служил в органах достаточно долго и поездил по стране, посмотрел, у меня не было иллюзий, поэтому у меня не было разочарований. В целом я считаю, что, как это ни звучит странно для многих слушателей, на Донбассе я встретил больше людей, готовых встать за Россию, за русскую идею, за русский народ, чем это было в Крыму. По одной хотя бы причине – в Крыму все сделали «зеленые человечки». И местные жители были, если можно так выразиться, может быть, неправильное слово, на подтанцовках.

ДОРЕНКО: Пассивные.

СТРЕЛКОВ: Это не исключает того, что там были и герои, и люди встали, но в Донбассе людям пришлось принять удар, именно удар, вооруженный удар. И они по-прежнему его держат и держат его за Россию отнюдь, а не за какую-то там Донецкую народную республику.

ДОРЕНКО: За Россию?

СТРЕЛКОВ: Да, за Россию.

ДОРЕНКО: Вы возвращаетесь туда? Формально вы сохраняете должность…

СТРЕЛКОВ: Нет, конечно, я не сохраняю должность, потому что к моменту формирования армии, то есть формированию партизанских отрядов, армии как таковой не было, то есть я не был туда зачислен приказом, соответственно, я не могу быть оттуда отчислен. То есть я нахожусь в отставке и возвращение мое туда практически невозможно в связи с тем, что в настоящее время политическое руководство республики этого не желает.

ДОРЕНКО: Не желает. А вы можете раскрыть, почему? Вы конкурент?

СТРЕЛКОВ: Я попробую все-таки уклониться от вашего вопроса, в первую очередь потому, что ответ на него может быть негативно использован нашими противниками.

ДОРЕНКО: Против дела. Безлер, Захарченко, Мозговой… Мозгового я лично видел на Первом канале, он сейчас каким-то образом в Горловке пытается утрясти вот эту мирную жизнь, там, знаете, сейчас насильника…

СТРЕЛКОВ: Мозговой не в Горловке.

ДОРЕНКО: Простите, я мог… Он в Алчевске насильника какого-то там наказывает сейчас. Простите, я ошибся. Значит, Безлер, Губарев, Мозговой, Захарченко – создается ощущение, что все они яркие люди, яркие люди по-настоящему. Каждый из них очень сильный внутренне. Но не стало ли это такой африканской, сочетанием каких-то трайбалистских вождей, strong men, таких сильных мужчин, которые каждый со своей небольшой группой, дружиной, если угодно, шайкой, если угодно, не хотят договариваться ни о каких процессах единения. У вас нет этого ощущения?

СТРЕЛКОВ: Я бы хотел по-другому немножко расставить акценты. Как я уже говорил в начале, как вы меня, собственно, спрашивали, мы рассчитывали на то, что будет повторен крымский сценарий, соответственно. И люди, которые пришли на референдум в мае месяце, они голосовали не за создание неких сепаратистских республик, они голосовали за вхождение в Россию. Они ощущают себя русскими людьми, а это и есть русские люди, независимо оттого, что кто-то из них украинского происхождения, кто-то непосредственно имеет предков в России, кто-то местные, донецкие с многими поколениями. Они голосовали за Россию. Соответственно, ситуация, которая там сложилась, про которую вы говорите, про трайбализм, про некие племенные формирования, это все следствие того, что не оправдались ожидания. Не оправдались ожидания народа. И люди оказались в ситуации, которую они не ожидали. Естественно, в этой ситуации, тем более ситуация очень тяжелая, исключительно тяжелая в гуманитарном плане, да и в военном тоже нелегкая, они, естественно, ищут способ выживания. А опыта необходимого создать все с нуля у них нет. Отсюда вот эти все эксцессы. При правильной постановке вопроса, в первую очередь, подчеркиваю, со стороны России все это можно достаточно быстро и очень даже быстро привести в порядок.

ДОРЕНКО: Даже сегодня? Вы считаете, все еще? Или это можно было в апреле-мае?

СТРЕЛКОВ: Дело в том, что в апреле-мае это можно было сделать практически бескровно.

ДОРЕНКО: Вот.

СТРЕЛКОВ: И без каких-либо разрушений. А сейчас это не то, что возможно, это просто необходимо. И вопрос о жертвах не играет роли, потому что жертв будет больше, больше, больше и больше, количество жертв будет возрастать, количество разрушений будет возрастать, война будет продолжаться, как бы этого ни старались замолчать…



audio.jpgПродолжение: http://netesov.livejournal.com/404717.html

6 ноября 2014г. Радиостанция "Говорит Москва".
Прослушать интервью:
http://govoritmoskva.ru/interviews/265/




  • 1
Как мне это всё не нравится, и крик Доренко в начале, какой то бешенный рев

Ну крики у него - каждое утро. Мне интереснее видение и степень откровения Стрелкова в данном случае.

у меня есть предположения но я их оставлю при себе))

Игорь Стрелков(Гиркин): «Существование Луганской и Донецкой народных республик в их нынешнем виде выгодно США. Только им на самом деле, поскольку ДНР и ЛНР — это та язва, которая разъедает Россию и Украину, продолжает стравливать русский и украинский народы»

Гиркин, а не Стрелков...

Доброе утро! Хорошей пятницы!

  • 1
?

Log in